Автострахование

Авторитет ВС не сработал в Думе

ВС считает, что в компенсации после аварии нельзя учитывать износ автомобилей и, кроме того, надо доплачивать страхователям за потерю товарной стоимости машин. Но у этой идеи оказались влиятельные противники из Минфина и Банка России, а нейтрализовать их влияние на комитет было некому – голоса судей на заседании комитета не прозвучали. Впрочем, для страхователей есть и хорошие новости.

Два дня думский комитет по финансовому рынку устраивал «мозговой штурм» по поводу правительственного законопроекта об увеличении лимитов выплат по ОСАГО, который лежит в Госдуме с декабря 2012 года. В первом чтении депутаты приняли его в апреле 2013-го, так и не поняв, как изменится стоимость полисов, а сейчас переписывают его ко второму чтению.

Изначальная редакция документа предусматривала поэтапное увеличение страховых сумм, в пределах которых страховщик возмещает вред, причиненный жизни и здоровью потерпевшего со 160 000 до 500 000 руб. на каждого потерпевшего, а в части возмещения вреда имуществу, – со 120 000 до 400 000 руб. на каждого. Потерпевшие в ДТП, согласно документу, получат право выбора способа возмещения вреда – деньгами или работами на станции техобслуживания из списка страховщика. Эти принципиальные положения в законопроекте сохранятся ко второму чтению без изменения.

Несколько поправок в документ предложил Верховный суд РФ. Первая из них говорит, что при расчете компенсации потерпевшему должна учитываться потеря товарной стоимости автомобиля.

Глава комитета по финрынку Наталья Бурыкина сразу обозначила свое скептическое отношение к этой идее. «Это же ОСАГО, где лимиты ограниченны, мы с вами не выбираем размер покрытия. Мне кажется, что все-таки это не коммерческое страхование в обычном виде, а, по сути, вмененное страхование, – сказала она. Замминистра финансов Алексей Моисеев был категоричнее:

– Нам кажется, что утрата товарной стоимости не имеет никакого отношения к тому, что предлагается [правительством]. Мы должны восстановить автомобиль в том виде, в каком он был.

– Даже те корябочки, которые были, восстановить? – Бурыкина пребыла в хорошем настроении.

– Если страховщики сочтут это экономически оправданным, то да, – отвечал в том же духе Моисеев. – «Корябочки», конечно, можно обратно рисовать за отдельные деньги страховщика, но нам кажется, что [это] другая тема, не связанная с ОСАГО.

С ним согласился зампред Банка России Владимир Чистюхин. «Утрата товарной стоимости – это оценочная категория. Мы возражаем против поправки. Нам представляется, что это не вопрос ОСАГО», – сказал он.

От Верховного суда никто на заседании комитета свои предложения не защищал. В результате поправка ВС и аналогичное предложение сенаторов Олега Казаковцева, Владимира Петрова, которых не было на заседании, отправились в корзину.

Вторая спорная тема – учитывать ли износ при расчете компенсации на ремонт автомобиля в рамках ОСАГО. Норма о соответствующем дисконте действует чуть более трех лет, и попытки депутатов от ЛДПР Ярослава Нилова и Игоря Лебедева отменить ее год назад провалились в Госдуме. Сейчас их знамя подхватил ВС, рекомендовавший отказаться от учета износа. А на заседании эту позицию отстаивал коммунист Борис Кашин. И во вторник, и в среду он настаивал, что если принять правительственный законопроект, не введя в него поправку, устраняющую «износный» дисконт, то будет «большая ругань» и «много справедливой критики». Кашин рассказывал, как пострадавшие в ДТП жалуются, что получают в страховых компаниях копейки и не могут на них отремонтировать машину. «Надо обеспечить не новые хоть запчасти, но чтоб машина поехала», – эмоционально объяснял Кашин.

«Мы не поддерживаем [поправку], – отрезал Чистюхин из Банка России. – Это исключительно вопрос принципов возмещения. Если речь идет об автомобиле или его деталях, то не могут возмещаться [потери] в большем объеме». Да, он соглашался с Кашиным, что после ремонта автомобиль «должен двигаться нормально». Но, по его словам, решение вопроса кроется в развитии рынка подержанных деталей.

– Когда рынок будет развит, тогда мы и сможем отказаться от предложения ВС, – парировал первый зампред думского комитета по госстроительству Вячеслав Лысаков, пришедший вчера на заседание комитета по финрынку защищать свои поправки в правительственный законопроект.

– В результате ремонта, если [потерпевший] берет натурой, то транспорт будет двигаться, – вспомнила Бурыкина про то, что потерпевший сможет выбирать: забирать в страховой деньги или ремонтировать автомобиль по ее направлению.

– Они [страховые компании] обязаны такую форму предоставить? – не унимался Кашин.

– Это будет в правилах страховой компании, если такая опция есть… Это будет конкурентное преимущество страховых компаний, – заверила его Бурыкина, и поправка о дисконте была отклонена.

Но все же неприятные для страховщиков моменты закрались ко второму чтению в проект. Правительство готово расширить список выгодоприобретателей, которые смогут получить возмещение, если их родственник скончался. Изначально речь шла о том, что на выплаты могут рассчитывать только те, кто потерял кормильца в семье, сейчас – о том, что деньги смогут получить супруги, родители, дети и даже граждане, у кого умерший был на иждивении. На расширении списка тех, кто может получать деньги за потерпевшего, а не только перечня выгодоприобретателей, настаивал депутат Лысаков. «Это гуманистическое предложение», – говорил он про свою поправку в законопроект. В подтверждение своей мысли он рассказывал о том, что деньги на лечение пострадавшего в ДТП нужны сразу.

– Расширить круг выгодоприобретателей можно, но это обязательно ляжет на тариф. По предварительным оценкам плюс 7% к тарифу как минимум, – предупредила вице-президент Российского союза автостраховщиков Светлана Никитина.

– Вы нас тут не пугайте. Для этого должны быть актуарные экономические расчеты, – парировала Бурыкина. Идею правительства она обещала учесть, а над инициативой Лысакова подумать.

Вскоре спор закрутился вокруг регулирования цен на полисы: правительство предлагало ввести для этого тарифный коридор – минимальные и максимальные ценники. В Банке России эту идею в принципе поддерживают, но считают преждевременной. «На данном этапе развития переход на тарифный коридор может негативным образом сказаться на конъюнктуре рынка, имея в виду недобросовестную конкуренцию [компаний], которые не обладают должной экономической устойчивостью», – говорил Чистюхин. При этом он был уверен, что в законопроекте будет предусмотрена возможность для Банка России самому выбирать метод тарифного регулирования – или устанавливать четкий тариф, или вводить коридор.

«Предполагаю, что Банк России в рамках двух-трех лет сумеет должным образом эту тему на рынке отрегулировать и тогда мы можем рассмотреть окончательную поправку, чтобы перейти только к тарифному коридору, опустить это на рыночную основу. Не хочется делать фикцию некую, потому что тарифный коридор может быть шириной один рубль, – сказал он.

Бурыкина удивилась. По ее мнению, так толковать нормы законопроекта нельзя. «Нет, коллеги. Твердого тарифа не будет. Если вы поправку так трактуете, то мы ее будем уточнять. Внутри [коридора] должна быть конкуренция нормальная, – заявила она.

– Конкуренция хороша, когда участники обладают примерно равными условиями. Сегодня такого равенства не наблюдается, чтобы его создать, нужно время. Мы не против тарифного коридора, но нам кажется, что эта норма немножко обгоняет время, если она безальтернативна, – попытался отстоять позицию Банка России Честюхин. Но безуспешно.

Ко второму чтению, следовало из выступлений парламентариев и поправок к документу, сохранится идея правительства расширять практику оформления ДТП без сотрудников ГИБДД. Для этого увеличивается максимальный размер страховой выплаты с 25 000 до 50 000 руб. по авариям, которые оформляли сами водители, не вызывая гаишников. А в Москве, Санкт-Петербурге, Московской и Ленинградской областях этот лимит увеличивается до 400 000 руб. Однако есть обязательное требование: водители должны будут предоставить в страховые компании фото- или видеоматериалы с фиксацией местоположения транспортных средств, а также данные, зафиксированные системой ГЛОНАСС или «иных глобальных спутниковых навигационных систем».

После многочасовых дискуссий эксперты и депутаты точку в вопросе доработки законопроекта так и не поставили – уточнение норм закона продолжится в мае.

Добавить комментарий

Related Articles

Back to top button